Культурно-просветительская деятельность Лавры

Из книги проф. И.Н. Никодимова “Воспоминание о Киево-Печерской Лавре”
см.
ОГЛАВЛЕНИЕ

Всем известна огромная роль Киево-Печерской Лавры в истории отечественной культуры. Она по справедливости являлась очагом религиозно-нравственной и культурно-просветительской жизни украинского и русского народов. Об этом написано много книг и бесспорно этот вопрос не раз еще привлечет внимание историка. В настоящем разделе мы только опишем ту культурно-просветительскую деятельность, которую я застал в Лавре перед ее концом. Конечно, она продолжала играть роль величайшей святыни православного мира и в последние годы своего существования, однако, в тесном смысле этого слова культурно-просветительская деятельность в силу внешних обстоятельств в значительной степени ослабела.

Большую роль продолжала играть лаврская типография. Издательская работа Лавры процветала и была в высшей степени разнообразна. В лаврской типографии печатались книги научного содержания, популярные религиозно-нравственные брошюры, журналы, олеографии, открытки с видами и т.д. Следует при этом большом диапазоне изданий отметить прекрасные издания церковных книг и, в первую очередь, Евангелия. Произведения типографии поражали тщательностью их обработки и художественной красотой. Напечатанные на меловой бумаге славянской вязью с прекрасными виньетками и заставками в разнообразных красках с золотом, церковные издания вызывали чувство восторга и изумления. Перед моими глазами живо стоит богатый содержанием двухтомник проф. Ф.И.Титова «Типография Киево-Печерской Лавры», а также описание замечательной лаврской ризницы. Большинство этих изданий печатались в громадных тиражах, и к моменту ликвидации Лавры значительные запасы их хранились в больших складах. По распоряжению советских властей, книги были разброшюрованы, с той целью, чтобы они не могли быть использованы по назначению, а только проданы на макулатуру. Верующие наблюдали с печалью и болью в сердце, как в огромные листы меловой бумаги, на которых были напечатаны святые слова Евангелия, в магазинах потребительской кооперации завертывали селедки и хамсу. Между тем в то же время ощущался недостаток в этих книгах, и церковные приходы платили огромные деньги за экземпляр Евангелия.

История лаврской типографии насчитывает свыше трехсот лет. Таким образом, она по справедливости является старейшей типографией в юго-западном крае. Однако столь почтенный возраст ни в какой мере не отразился отрицательно на техническом уровне типографии. Заботами монахов она была оборудована новейшими машинами, привезенными из Лейпцига. Естественно, что советская власть прежде всего вместе с церковными ценностями постаралась изъять это дорогое и редкое оборудование. Из-за имущества типографии даже возгорелся спор между Академией наук, которая хотела оставить ее за собой, и трестом «Киев-Печать». Лавра в этой борьбе приняла сторону Академии наук, которая и по своему духу, и по методам работы была ближе монастырю. Все же ряд машин, в частности так называемые «американки», были вывезены из Лавры. Архимандрит Филадельф, начальник лаврской типографии, тяжело переживал это печальное событие. Он оплакивал разорение типографии, точно это было его родное гнездо. Да и правду сказать, о.Филадельф бесконечно любил свое детище, знал типографскую работу и из-под его рук вышло не одно художественное издание этой типографии. Состав рабочих типографии во времена Лавры состоял преимущественно из монахов и послушников, но рядом с ними были и вольнонаемные специалисты. Все они, однако, работали любовно и дружно, и только при этих условиях типография, несмотря на всевозможные технические затруднения и при небольшом количестве рабочих, и в последнее время могла выпускать тщательно выполненные издания. Работа типографии была тесно связана с миссионерской деятельностью монастыря. В прежнее время эта последняя была очень широка и значительна, однако, в последние годы существования Лавры она постепенно замирала: не было подходящих для этой деятельности людей, уменьшилось количество богомольцев, да и материальные возможности сократились до крайности. Тем не менее и в мое время продолжала существовать должность лаврского миссионера. Конечно, это была внутренняя миссионерская деятельность, которая выражалась, главным образом, в произнесении проповедей, в религиозно-нравственных собеседованиях, а также в составлении брошюр и статей на эти темы. Кроме официальных миссионеров, этой деятельностью занимались и другие монахи, однако для последних это не являлось основной функцией. Кроме весьма образованного и наделенного светлым умом миссионера о.Антония (о нем речь будет впереди), я живо вспоминаю проповедника-миссионера о.Вячеслава. Он не обладал большим образованием, но своим упорным трудом и работой над собой, своим самообразованием добился многого. Я представляю его всегда окруженным книгами, среди рукописей, постоянно что-либо штудирующим и делающим выписки. Его проповеди, как и проповеди о.Антония, слушались с особым вниманием и любовью.

К большим культурно-просветительским учреждениям Лавры бесспорно следует отнести две библиотеки. Одна из них старинная, составленная из книг на церковно-славянском и латинском языках, помещалась в здании колокольни Великой Лаврской церкви. Другая, вполне современная, известная по имени ее основателя митрополита Флавиана, была расположена в особом здании. Эта библиотека и по своим прекрасным помещениям, читальным залам, и по оборудованию и по разнообразию и ценности находящихся в ней книг могла выдержать самую серьезную конкуренцию. Печатные каталоги ее содержали в себе не только названия церковных и религиозно-нравственных книг, но и трудов по всем отраслям знаний и литературы. Как мы уже отмечали, для обслуживания ее в Лавре состоял особый штат работников.

С именем митрополита Флавиана в Лавре связана и школа для детей. Она помещалась вне Лавры, имела несколько хорошо оборудованных классов и преданных делу и знающих педагогов. В школе обучались канонархи, митрополичьи певчие и приютские воспитанники (Лавра содержала на свой счет и детский приют). Воспитание детей в приюте было поставлено на высоком уровне, так что родители охотно отдавали своих сыновей в это учреждение. Религиозно настроенным людям к тому же было приятно, что их дети получат воспитание и образование в столь славной обители. И они не ошибались в своих предположениях. Мне не раз приходилось встречаться со взрослыми людьми, которые провели детство в Лавре, получили там свое воспитание и первоначальное образование. В большинстве своем это были люди честные и порядочные, сохранившие теплую память, признательность и привязанность к воспитавшей их Лавре.

Добавить комментарий