Житие преподобного отца нашего Пимена Многоболезного

(7 августа)

Он всю свою жизнь с чувством благодарности лежал в болезни и пострижен ангелами в иноческий образ.

Взявшись рассказывать о блаженном этом Пимене, будем повествовать о мужественном его страдании, чтоб узнать, как с благодарностью нужно доблестно переносить болезни, и как сила Божия в немощи совершается.

Блаженный Пимен родился на свет больным, больным и вырос; но эта телесная болезнь не дала в нем развиться душевной болезни. Он был чист от всякого порока и от утробы матери не познал скверного греха. Часто просил он родителей отдать его в монастырь, чтобы постричься в иноческий образ, но они, как чадолюбивые родители, желая по смерти своей иметь его наследником, препятствовали ему.

Однажды (так Бог мудро промыслил) блаженный изнемог чрезвычайно, и не думали, что он будет жив. Тогда принужденные необходимостью родители принесли его в Печерский монастырь, прося живущих в нем преподобных отцов молиться о сыне их, чтоб исцелился он от недуга. Преподобные те отцы, потрудившись много в молитвах, ничем не облегчили больного, потому что сам он не просил себе у Господа здоровья, но, скорее, усиления болезни, чтобы, если выздоровеет, не быть взятым родителями из монастыря и не лишиться, чего желает.

Так как отец и мать его, не отходя от него, не позволяли ему постричься, блаженный был очень печален. И он начал прилежно молить Бога исполнить желание его, какими Сам Он знает путями. И вот однажды ночью, когда родители его и слуги спали, вошли к нему светлые ангелы, одни в образе прекрасных юношей, другие же в образе игумена и братии, неся в руках свечи, также Евангелие, власяницу, мантию, куколь и все, что нужно для пострижения, и сказали ему: “Хочешь ли, чтоб мы постригли тебя?” Блаженный же с радостью отвечал: “Да, хочу, Господь послал вас; прошу вас исполнить желание моего сердца”. Они же стали предлагать вопросы, и все по порядку, как написано в уставе иноческого пострижения. И так постригли его в великий ангельский образ, облачив его в мантию и куколь, и нарекли его Пименом. Дав ему, по обычаю, горящую свечу, они сказали: “Сорок дней и ночей да не погаснет эта свеча”. Они предсказали ему постоянные страдания от болезни, и что получение здоровья будет знамением смерти. Совершив все, они дали ему целование и ушли в церковь, взяв в полотенце его волосы, которые положили на гроб преподобного Феодосия.

Братия же, находившаяся вблизи в своих келиях, слыша пение, разбудила других вокруг себя, думая, что игумен с некоторыми иноками постригает больного, или что он уже преставился. И, все вместе придя в ту келию, где лежал блаженный, они нашли там всех спящими, отца его и мать и рабов, которых они разбудили; и все исполнилось благоухания. Больного же увидели полным радости и веселия и одетым в иноческую одежду. Братия спросила его:

“Кем ты пострижен, и какое пение слышали мы здесь, которого не слыхали родители твои, бывшие здесь?” Больной отвечал: “Думаю, что игумен с братией пришел и постриг меня, и назвал меня Пименом. Они пели тем пением и голосами, которые вы слышали, и дали мне эту свечу, которую вы видите, говоря, что она будет гореть сорок дней и ночей. А с волосами моими, взяв их в полотенце, они пошли в церковь”. Услыхав это, братия пошла тогда к церкви и нашла ее запертой. Они разбудили пономарей и спросили их: “Входил ли кто в церковь после повечерней молитвы?” Им ответили: “Никто не входил, так как и ключи спрятаны у екклесиарха”. Разбужен был и екклесиарх и, взяв ключи, потому что он их никому не давал и не входил в храм с тем сонмом, вступили в церковь и нашли на гробе преподобного Феодосия волосы, лежащие в полотенце, и тогда известили обо всем игумена. Игумен же, сильно удивившись, начал всячески разыскивать, кто постриг блаженного Пимена, но не нашел. Только всем стало понятно, что то было дело Вышнего Промысла от Бога, через Его святых ангелов. Игумен и братия подробно рассуждали о происшедшем чуде, вменится ли оно блаженному как пострижение по уставу; и так как у них было достаточное доказательство (а именно, что, как он говорил, в церкви запертой нашлись его волосы на гробе преподобного Феодосия и свеча, которая могла гореть только день, горела, не погасая, сорок дней и ночей), то больше не отправляли над ним пострижения, но сказали: “Довольно тебе, брат Пимен, чина, дарованного Богом, и нареченного имени. Но скажи нам, – спросил его игумен, пришедший с книгами пострижения, – каковы были постригавшие тебя и не опустили ли чего, написанного в этих книгах?” Блаженный же Пимен сказал игумену: “Что искушаешь меня, отче? Ты сам, придя сюда со всей братией, совершил надо мной все то, что написано в этих книгах. Кроме того, сказал ты еще мне, что мне предстоит страдать в болезни всю жизнь, и, когда придет кончина моя, тогда будет подано мне здравие, так что своими руками молено мне будет нести мой смертный одр. Но моли обо мне, отче святой, чтоб подал мне Господь терпение”. Услышав это, они оставили его.

Блаженный же Пимен, по предсказанию постригших его, лежал много лет в болезни очень тяжкой и отталкивающей, так что и служащие гнушались им и часто оставляли его в голоде и жажде на два или на три дня; он же с радостью терпел все и благодарил Бога за все.

Случилось однажды, что другой такой же больной принесен был в Печерский монастырь и пострижен. Братия же, назначенная аа^^ услужения больным, взяв его, принесла и его ко блаженному Пимену, чтоб им обоим служить вместе и равно. Но, небрежно относясь к этой службе, они забыли об обоих, так что больные изнемогли от неимения воды. Тогда блаженный Пимен сказал другому больному: “Брат, так как служащие гнушаются нами из-за смрада, бывающего от нас, то ты, если б Господь воздвиг тебя, захотел ли бы потрудиться в службе этой?” Больной же обещался блаженному: “Ао смерти моей с усердием я служил бы больным”. Блаженный Пимен сказал ему: “Се Господь снимает с тебя болезнь твою, и теперь, будучи здоров, исполни обет свой, служа мне и подобным мне; на тех же, кто нерадит о слркбе этой, Господь наведет лютую болезнь, чтоб они через это наказание спаслись”. И тут же больной вдруг встал и начал служить ему, а на тех нерадивых, не хотевших служить больным, на всех, по слову блаженного, пал недуг. Исцелившийся же от недуга брат немного ему послркил, но и он, наскучась смрадом, уклонился от Пимена и оставил его голодным и жаждущим, сам же пошел и лег в другой келий. И внезапно разгорелась в нем горячка, и, не будучи в состоянии встать в продолжение трех дней, он не мог стерпеть у жажды и стал вопить: “Смилуйтесь надо мной ради Господа, я умираю без воды”. Услыхав эти крики, братия, находившаяся в другой келий, пришла к нему и, видя, что он страдает тяжким недугом, известила об этом преподобного Пимена словами: “Брат, слркаший тебе, умирает”. Блаженный же Пимен сказал: “Чпю посеет человек, то и пожнет (Гал. 6:7): он оставил меня в голоде и жажде и то же испытал сам, солгав Богу и презревши мою худость. Но так как нас учат не воздавать зла за зло, пойдите сказать ему: “Пимен зовет тебя – встав, приди к нему”. Когда же посланные сказали это ему, тогда больной вдруг стал здоровым и, встав, пришел сам ко блаженному, и никто его не вел. Блаженный много наставлял его, говоря: “Маловерный, ты здоров теперь, больше не греши. Не знаешь ли, что равную мзду будут иметь больной и слркагций ему; не пропадет бесследно терпение убогих, но кому скорбь и туга здесь, где недуг в малой степени,- тем будет радость и веселие там, где нет болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная. И потому, брат, я и терплю болезнь. Бог же, Который через меня исцелил тебя от недуга твоего, Тот может и меня воздвигнуть с этого одра и исцелить мою немощь, но я не хочу этого. Ибо претерпевший (сказал Господь) до конг^а – спасется (Мф. 10:22). Лучше мне в этой жизни всему сгнить, чтоб в той моя плоть была без тления, и здесь терпеть смрад, чтоб там исполниться неизреченного благоухания. Хорошо, брат, стояние в церкви, в светлом, чистом, пресвятом месте, где благоугодно и благоприятно воспевать песнь Богу с видимо присутствующими ангельскими силами, ибо церковь называется земным небом, и стоящие в чей думают, что стоят на небесах. Что же представляет собой эта темная и смрадная горница? Не прежде ли суда – суд, и прежде бесконечной муки – мука? И кто терпит здесь с благодарением, праведно говорит: “Твердо уповал я на Господа, и Он услышал меня” (Пс. 39:2). Утешая таких людей, и апостол сказал: “Если вы терпите наказание то Бог поступает с вами, как с сынами… Если же остаетесь без наказания… то вы незаконные дети, а не сыны” (Евр. 12:7-8). Ведь сам Господь увещевает нас, брат, говоря: “Терпением вашим спасайте души ваши” (Лк. 21:19)”. Брат, наставленный такими мудрыми увещаниями блаженного, с тех пор неотступно служил ему.

Доблестный же страдалец и праведного Иова истинный подражатель святой Пимен, беспрестанно благодаря Бога, лежал в страданиях своих двадцать лет.

Пришло время преставления его. И было знамение в Печерском монастыре: явилось три огненных столпа ночью над трапезой, поднимаясь на верх церкви. Господь ведает, что предсказывало то знамение, но истинно было то, что Тот, Кто “творит ангелами Своими духов и служителями своими огонь пылающий” (Пс. 103:4), рке прислал ангелов Своих за душой Многоболезненного Пимена, как за Лазаревой (Лк. 16:22), ибо в тот день многоболезненный внезапно стал здоров и поведал, что, как предсказали постригавшие его, его исход приблизился. Встав, он обходил все келий, кланяясь всем и прося прошения. Больным же бра-тиям сказал: “Братья и друзья мои, встаньте и проводите меня”. И вдруг, по его слову, болезнь отступила от них, и они, выздоровев, пошли за ним. А он, войдя в церковь, причастился Божественных Тайн и потом, взяв погребальный одр, понес его (причем никто не указывал ему дороги) к пещере, в которой он никогда не был и которой никогда с рождения своего не видал. Войдя же в пещеру, он поклонился гробу преподобного Антония и показал место, на котором желал быть положенным.

Потом он открыл пречудную тайну, указав на гробы братьев, лежащих вблизи. “Здесь, – сказал он, – вы положили в этот год двух братьев – одного без схимы, а другого в схиме. Которого вы положили без схимы, того найдете в схиме; ибо он много раз хотел постричься в нее, но не позаботился о том, однако явил дела, достойные этого образа, и потому по смерти Господь даровал ему схиму. Другого же брата, которого вы положили в схиме, вы найдете без схимы. При жизни он не хотел ее и не показал дел достойных, но говорил так: “Если увидите меня отходящим из этой жизни и уже умирающим, тогда постригите меня в схиму”. Не помнил он сказанного: Не мертвые восхвалят Тебя, Господи, ни все нисходящие в могилу; но мы [живые] будем благословлять Господа… (Пс. 113:25-26). И потому отнята от него схимническая благодать и дана показавшему достойные дела, “ибо всякому имеющему (добрые дела) дастся и приумножится, а у неимеющего отнимется и то, что имеет” (Мф. 25:29). Третий брат положен здесь много лет назад, и он весь истлел, но схима его остается нетленною. Она сохраняется на обличение и осркдение ему, ибо он делал дела, недостойные схимнического образа. Потому что в лености и грешных делах провел всю свою жизнь, не поминая Того, Кто сказал: “Кому же дано будет много, много взыщется от него” . И если его не избавит молитва преподобного Антония и Феодосия, не избежит он суда страшного Судии. Ибо пострижение схимническое не приносит никакой пользы таким людям, которые не имеют дел, избавляющих от мук”.

Открыв эту тайну, преподобный отец наш Пимен сказал братии: “Вот пришли постригшие меня, желая взять меня”. И после этих слов он возлег и уснул в Господе. Братия же с великой честью положила его в пещере на месте, им показанном.

Откопав гробы, тайну которых поведал преподобный, братья действительно нашли три гроба. Два из них принадлежали недавно умершим. Открыв раки, братья были изумлены точностью слов святого. Облеченный в схиму брат оказался без нее и, напротив, похороненный без схимы был облачен, -в одеяния великого ангельского чина. Третьего же, давно умершего, нашли всего истлевшим, схима же его одна была цела. И много дивились неизреченному суду Божию, что Он воздал каждому по делам его. Ему слава, честь и держава подобает – ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Добавить комментарий