О церковной реформе Патриарха Никона и расколе в Церкви

Церковно-обрядовая реформа 1663-1664 годов (в частности, исправление накопившихся ошибок в богослужебных книгах) оказала большое влияние на духовность русского народа и интерпретацию российской истории. Скорее всего, определенные реформы в Русской Церкви на то время были необходимы. Но их стоило проводить постепенно, чтобы народ смог принять и привыкнуть ко всем изменениям. К сожалению, реформа Патриарха Никона привела к огромному расколу в Церкви. Стоит отметить, что в исторической литературе не полностью раскрыты все истинные причины раскола и присутствие старообрядчества в православной церкви на Руси.

Церковные реформы, проведенные под руководством Никона, нашли не только сторонников, но и противников. Каждый из них приводит обоснованные доводы своей правоты и имеет свою интерпретацию событий. Сторонники придерживаются мнения, что реформа привела к исчезновению церковных различий между русской и византийской православными церквями, была устранена путаница в обрядах и книгах. Они также утверждают о неизбежности реформы, которую должен был бы провести любой патриарх того времени.

Противники считают, что православие на Руси пошло собственным путем развития, и сомневаются в правдивости церковных книг и обрядов православной церкви в Византии, которые были образцом для Патриарха Никона. Они считают, что греческой церкви стоило быть преемницей русской. Никон для многих стал разрушителем русского православия, которое было в то время на стадии подъема.

Конечно защитников Никона больше, включая современную православную церковь. Большинство исторических книг написано именно ими. Чтобы прояснить ситуацию, следует выяснить причины церковной реформы патриарха Никона, познакомиться с личностью реформатора, узнать обстоятельства раскола русской православной церкви.

О Патриархе Никоне

Патриарх НиконНикон (в миру Никита Минов) родился в 1605 году в селе Вельдеманово (в пределах нынешнего Макарьевского района Нижегородской области), в семье крестьянина. Рано лишившись матери, он вытерпел много горя от злой мачехи. Впрочем, ему удалось выучиться грамоте, и уже отроком он очень увлекался чтением.

В 1617 году, двенадцати лет от роду, Никита ушел из семьи в Макарьев-Желтоводский монастырь на Волге, имевший в то время большую библиотеку. От природы очень способный, Никита успел приобрести в монастыре много знаний, так и не приняв монашеского сана, – отец убедил его вернуться домой.

После смерти отца Никита женился. Хорошо умеющий читать и понимать церковные книги, он сначала нашел себе место причетника, а через некоторое время стал священником одной из сельских церквей.

Никита-священник вскоре получил такую славу, что был приглашен в Москву, где впоследствии имел свой приход в течение десяти лет. Потеряв троих детей, он убедил жену постричься в монахини, а сам удалился в Анзёрский скит на Белом море (близ Соловецкого монастыря), где постригся, получив монашеское имя Никон. В 1642 году он перешел в Кожеозёрскую пустынь (близ реки Онеги), где уже в следующем году стал игуменом.

В 1645 году Никону пришлось быть в Москве по делам своей обители и лично явиться к царю Алексею Михайловичу. Царь, человек религиозный, был поражен «величественной наружностью сурового монаха и его сильной речью». В 1646 году Никон еще более сблизился с царем, и тот настоял, чтобы Никон перевелся в Москву – так в этом же году Никон стал архимандритом Ново-Спасского монастыря (что в Москве), принадлежавшего роду Романовых.

С тех пор Никон стал частенько наведываться к царю для «душеспасительных бесед». В 1648 году царь настоял на посвящении его в митрополиты и назначении в Новгород Великий. В Новгороде Никон проявил большие административные способности и необыкновенное мужество при усмирении в 1649 году мятежа против царского наместника. Но митрополитом Новгородским Никон пробыл всего четыре года.

В 1652 году, после смерти патриарха Иосифа, царь Алексей Михайлович пожелал избрания в патриархи Никона. Никон, вызванный по этому поводу в Москву, долго отказывался от патриаршества, зная зависть и вражду к себе бояр (как к царскому любимцу). Но после того как царь со слезами просил его стать патриархом, и Никон, спросив: «Будут ли его почитать как архипастыря и отца и дадут ли ему устроить Церковь?» – получил утвердительный ответ, он принял патриаршество (25 июля 1652 года).

Итак, выходец из крестьян стал патриархом. Следует заметить, что стремительный взлет Никона по церковной иерархической лестнице от причетника до патриарха стал следствием не столько его взаимоотношений с царем (ведь сближение Никона с Алексеем Михайловичем, начавшееся с 1646 года, придало значительное ускорение карьерному росту Никона), сколько следствием личных качеств патриарха, из коих следует отметить образованность, прямоту, силу воли и истинное стремление «обустроить Церковь». С приходом Никона в истории Русской Церкви начинается новый, переломный период.

О взаимоотношениях патриарха Никона с царем Алексеем Михайловичем

Как уже было сказано выше, история взаимоотношений Никона и царя Алексея Михайловича началась еще в 1645 году, когда Никон, будучи игуменом Кожеоозёрской пустыни, был в Москве по делам обители и являлся к царю – уже тогда Никон почувствовал расположение к себе со стороны государя. Впоследствии, в бытность Никона архимандритом Ново-Спасского монастыря и митрополитом Новгородским (чему, кстати, поспособствовал царь), дружба их стала еще более крепкой. Но была она не совсем обычной: молодой, по природе мягкий и впечатлительный царь вполне подчинялся энергичному и властолюбивому патриарху. В Никоне царь видел не только друга, но и учителя (будучи человеком очень религиозным). Иначе говоря, молодой государь души в нем не чаял, готов был сделать для него многое, и не сказать, что Никон этим не пользовался.

Никон имел большое влияние на царя Алексея Михайловича. Никон все больше начинал ощущать свою значимость. Царь же по-прежнему доверял ему. В 1653 году он даровал Никону титул «великого государя» (коим до Никона обладал лишь один патриарх – Филарет, да и то – как отец царя), титул, прямо указывающий на двоевластие: власть патриарха приравнивалась к царской. Так мало того, в 1654 году царь, уехав на войну с Речью Посполитой, полностью оставил государство на Никона.

Но военные походы способствовали возмужанию царя, он приобрел некоторую «самостоятельность ума и характера». Поэтому, по возвращении, он стал вести себя более независимо по отношению к Никону, стал обращать внимание на поведение патриарха, все более увлекавшегося властью. Правда, царь Алексей не сразу изменил свое дружественное отношение к патриарху Никону, однако между ними стали происходить короткие размолвки, со временем усиливавшиеся.

Так, с течением времени отношения между патриархом и царем охладевали вследствие того, что царь становился более самостоятельным, а патриарх – более охотным до власти. Между двумя когда-то дружными людьми встал вопрос власти.

Причины церковной реформы патриарха Никона

В конце XVII века в мире утвердилось мнение, что только Русская Православная церковь оказалась духовной наследницей православия. До XV век Русь была, по сути дела, преемницей Византии. Но позже на нее стали часто нападать турки, а состояние экономики страны ухудшалось. Греческий император обратился к Папе Римскому за содействием в объединении двух церквей со значительными уступками Папе Римскому. В 1439 году состоялось подписание Флорентийской унии, в котором участвовал Московский митрополит Исидор. В Москве сочли это за измену православной церкви. Образование Османской империи на месте Византийского государство было расценено как кара божья за измену.

В России происходило укрепление самодержавия, монархия стремилась к подчинению себе церковной власти. Издавна церковь имела большое влияние на жизнь людей: она помогла избавиться от монголо-татарского ига, объединила русские земли в единое государство, была ведущей в борьбе со Смутой, утвердила Романовых на престол. Однако русское православие всегда было подчинено государственной власти, в отличие от римско-католической. Русь была крещена князем, а не духовным лицом. Так приоритет властей был предусмотрен с самого начала.

Православные соборы оставляли имеющие земли, но в будущем могли присоединять другие только с одобрения царя. В 1580 году ввели запрет на приобретение любым способом церковью земель.

После окончания Смутного времени, при Михаиле и Алексее Романовых во все внешние сферы жизни российской жизни стали проникать иноземные новшества: из шведского металла лили клинки, голландцы устраивали железоделательные заводы, бравые немцы-солдаты маршировали у Кремля, офицер-шотландец учил русских новобранцев европейскому строю, фряги разыгрывали спектакли. Некоторые россияне (даже царские дети), глядясь в венецианские зеркала, примеряли иностранные костюмы, кто-то завел обстановку, как в Немецкой Слободе…

Но затронута ли была душа этими новшествами? Нет, в большинстве своем русские люди оставались такими же ревнителями московской старины, «веры и благочестия», какими были их прадеды. Причем это были ревнители весьма самоуверенные, говорившие, что «Ветхий Рим пал от ересей. Второй Рим захватили безбожные турки, Русь — Третий Рим, который один остался хранителем истинной Христовой веры!»

В XVII веке в Москву власти все чаще звали «духовных учителей» — греков, но на них часть общества смотрела свысока: не греки ли малодушно заключили в 1439 году во Флоренции унию с папой римским? Нет, считали они, другого чистого православия, кроме русского, нет и не будет.

В силу этих представлений русские не чувствовали «комплекса неполноценности» перед более учеными, умелыми и живущими с бо́льшим комфортом иноземцем, однако опасались — как бы эти немецкие водовзводные машины, польские книги вместе со «льстивыми греками и киевлянами» не коснулись самих основ жизни и веры.

В 1648 году перед свадьбой царя тревожились: Алексея «выучили по-немецки» и теперь он заставит бороду брить по-немецки, погонит молиться в немецкую кирху, — конец благочестию и старине, наступает конец света.

Царь женился. Отшумел соляной бунт 1648 года. Не все остались при головах, но при бородах все. Однако напряжение не спадало. Грянула война с Польшей за православных малороссийских и белорусских братьев. Победы вдохновляли, тяготы от войны раздражали и разоряли, простолюдины роптали, бежали. Напряжение, подозрительность, ожидание чего-то неминуемого росли.

Смута была явной угрозой для самодержавия. Стал вопрос об объединении Украины и России. Но различия в религии были препятствием для этого. Отношения между церковной и царской властью начали накаляться и требовали значительных реформ в религиозной области. Нужно было наладить отношения с церковной властью. Царь Алексей Михайлович нуждался в стороннике реформирования русской церкви, который сможет возглавить их. Приближения русской церкви к византийской было под силу только самостоятельной и сильной патриаршей власти, обладающей политическим авторитетом и способной организовать централизованное управление церковью.

Изменения в обществе и государстве требовали укрепления церковной власти, объединению с другими православными церквями балканских народов и Украины и масштабного реформирования.

И вот в такое время «собинный друг» Алексея Михайловича Никон, которого царь называл «избранным и крепкостоятельным пастырем, наставником душ и тел, возлюбленным любимцем и содружебником, солнцем, светящимся во всей вселенной…», решился на церковные реформы.

Одним из основных поводов для реформирования стали церковные книги для богослужения. Налицо были видны различия в практических вопросах между русской и византийской церквями. С XV века велись споры о «посолонном хождении» и «аллилуйе». В XVI веке обсуждались значительные расхождения в переведенных церковных книгах: мало кто из переводчиков хорошо владел обоими языками, монахи-переписчики были малограмотными и во время переписывания книг допускали много ошибок.

Особенности церковной реформы

Вообще, реформа по изменениям церковных обрядов и книг готовилась довольно долго, ее обсуждение началось в окружении царя еще в 40-х годах XVII века. Противником церковной реформы был протопоп Аввакум Петров, а сторонником – архимандрит Никон, будущий реформатор. Также в обсуждении участвовали протопоп Кремля Стефан Вонифатьев, царь Алексей, постельничий Ф.М. Ртищев с сестрой, дьякон Федор Иванов, священники Даниил Лазарь, Иван Неронов и др.

Присутствующие стремились к исключению чиновных нарушений, многогласия, разночтений; повышению учительских элементов (проповеди, поучений обучающая религиозная литература), нравственного уровня духовных лиц. Многие верили, что постепенно корыстные пастыри будут сменены исправленным духовенством. Все это должно происходить при уверенной поддержке царя.

В 1648 году Никона назначили Псковским и Новгородским митрополитом, многие приверженцы изменений в церкви были переведены в крупные города и назначены на посты протопопов. Однако они не нашли своих последователей в приходском духовенстве. Принудительные меры для повышения благочестия прихожан и священников привели к возмущению среди населения.

В период с 1645 по 1652 год Печатный двор Москвы издал множество церковной литературы, в том числе книги для чтения на религиозные темы.

Провинциальные ревнители благочестия считали, что отличия между русской и византийской церковью появились вследствие потери греками истинной веры из-за присутствия в Византии турков и сближения с римской церковью. Аналогичная ситуация была и с украинской церковью после реформ Петра Могилы.

Приближенные царя имели противоположное мнение. По политическим соображениям они придерживались отказа от оценки греческой церкви, которая отошла от истинной веры. Эта группа призывала устранить различия в системе богословия и церковных обрядах, взяв за образец греческую церковь. Этого мнения придерживалось меньшинство светской власти и духовенства, но которое оказывала большое влияние на жизнь народа. Не дождавшись унификации, царь со столичными ревнителями благочестия начали самостоятельно закладывать фундамент для будущей реформы. Начало реформы Никона началась с приезда киевских ученых-монахов с отличным знанием греческого языка для введения исправления церковных книг.

Недовольный патриарх Иосиф на церковном собрании решил положить конец вмешательству. Он отверг «единогласия», объяснив тем, что прихожане не могут выстоять столь продолжительную службу и получить «духовную пищу». Царь Алексей остался недоволен решением собора, однако отменить его не мог. Он передал решение вопроса константинопольскому патриарху. Через два года был собран новый собор, который отменил решение предыдущего. Патриарх оказался недоволен вмешательством царской власти в церковные дела. Царь нуждался в опоре для разделения власти.

Суть церковных реформ Патриарха Никона

В далеких планах новоизбранного патриарха Никона было избавление церковной власти от царской. Он стремился к равноправному управлению Россией вместе с царем. Реализация планов началась в 1652 году. Он потребовал переноса мощей Филиппа в Москву и «молебную» царскую грамоту для Алексея. Теперь царь замаливал грехи своего предка Ивана Грозного. Никон значительно поднял авторитет патриарха России.

Светская власть соглашалась с Никоном, чтобы провести церковные реформы и решить острые внешнеполитические вопросы. Царь перестал вмешиваться в дела патриарха, допустил его к решению важных внешних и внутренних политических вопросов. Образовался тесный союз царя и церкви.

Никон устранил прежние вмешательства в дела церкви своих коллег и даже перестал с ними общаться. Энергичность и решительность Никона определили характер будущей церковной реформы

В первую очередь Никон занялся исправление книг. После своего избрания он организовал систематичное исправление не только ошибок, но и обрядов. Основывался он на древних греческих списках и консультаций с Востоком. Изменение обрядов многие восприняли как непростительное посягательство на веру.

В церковных книгах было множество опечаток и описок, небольших разногласий в одинаковых молитвах.

Основные отличие русской церкви то греческой были:

  • осуществление проскомидии на 5 просфорах вместо 7;
  • сугубая аллилуйя заменила трегубую;
  • хождение было по солнцу, а не против него;
  • не было отпуста из царских врат;
  • для крещения использовали два перста, а не три.

Идея Вселенской церкви

Можно также сделать вывод, что Никона целиком поглощала мысль превосходства духовной власти над светской, которая воплотилась в идею Вселенской церкви.

  1. Патриарх был убежден, что мир разделен на две сферы: вселенскую (общую), вечную, и на частную, временную.
  2. Вселенское, вечное, — важнее всего частного и временного.
  3. Московское государство, как всякое государство, — это частное.
  4. Объединение же всех православных церквей — Вселенская церковь — вот что ближе всего к Богу, что на земле олицетворяет вечное.
  5. Все, что не согласуется с вечным, вселенским, должно быть упразднено.
  6. Кто же выше — патриарх или светский правитель? Для Никона не существовало этого вопроса. Патриарх Московский — один из патриархов Вселенской церкви, следовательно, его власть выше царской.

Когда Никона упрекали в папизме, он отвечал: «За доброе отчего и папу не почитать?» Алексея Михайловича отчасти, видимо, захватывали рассуждения его властного «друга». Царь пожаловал патриарху титул «великого государя». Это был царский титул, и из патриархов его носил лишь дед самого Алексея — Филарет Романов. Патриарх был ревнителем истинного православия. Считая первоисточниками православных истин греческие и старославянские книги (ибо оттуда взяла Русь веру), Никон задумал сравнить обряды и богослужебные обычаи московской церкви с греческими.

И что же? Новизна в обрядах и обычаях Московской церкви, почитавшей себя единственной истинно Христовой церковью, была повсюду. Московитяне писали «Исус», а не «Иисус», служили литургии на семи, а не на пяти, как греки, просфорах, крестились 2 перстами, олицетворявшими Бога-отца и Бога-сына, а все прочие восточные христиане осеняли себя крестом 3 перстами («щепотью»), олицетворявшими Бога отца, сына и Святого духа. На Афоне одного русского монаха-пилигрима, между прочим, за двуперстное крещение едва не убили как еретика.

И много еще расхождений нашел патриарх. В различных областях сложились местные особенности службы. Священный Собор 1551 года некоторые из местных отличий признал как общерусские. С началом книгопечатания во второй половине XVI века они получили широкое распространение.

Никон с крестьянской прямолинейностью объявил войну отличиям Московской церкви от Греческой. В частности, были проведены такие мероприятия:

  • Широкомасштабная «книжная справа», выразившаяся в редактировании текстов Священного Писания и богослужебных книг, которая привела к изменениям даже в формулировках Символа Веры — убран союз-противопоставление «а» в словах о вере в Сына Божия «рождена, а не сотворена», о Царствии Божием стали говорить в будущем («не будет конца»), а не в настоящем времени («несть конца»), из определения свойств Духа Святаго исключено слово «Истиннаго». В исторические богослужебные тексты было внесено также множество других новаций, например, в имя «Ісус» (под титлом «Ic») была добавлена еще одна буква и оно стало писаться «Іисус» (под титлом «Іис»). Вводились также греческие богослужебные обряды и песнопения по «киевским канонам». Русские рукописные и печатные книги по богослужению велели вести на просмотр в Москву. Если находили расхождения с греческими текстами, то книги уничтожали, а взамен рассылали новые.
  • Замена двуперстного крестного знамения трехперстным и отмена «метаний», или малых земных поклонов. В 1653 году Никон разослал по всем церквям московским «память», в говорилось: «не подобает в церкви метания творити на колену, но в пояс бы вам творити поклоны; еще и тремя персты бы есте крестились».
  • Крестные ходы Никон распорядился проводить в обратном направлении (против солнца, а не посолонь).
  • Возглас «аллилуйя» во время богослужения стали произносить не дважды (сугубая аллилуйя), а трижды (трегубая).
  • Изменено число просфор на проскомидии и начертание печати на просфорах.
  • Патриарх обрушился на иконописцев, начавших использовать западноевропейские приемы живописи.
  • По примеру восточного духовенства священники начали читать проповеди собственного сочинения, причем тон здесь задавал сам патриарх.
  • Пытался ввести 4-х конечный крест и на незначительный отрезок времени ему это удалось.

Вообще, реформаторских изменений исследователи приводят довольно много, но вышеперечисленное особо выделяют все, кто изучает тему реформ и преобразований времен правления патриарха Никона.

Начало раскола

Священный Собор 1654 года с участием царя и Боярской Думы одобрил все начинания Никона. Всех, кто пытался спорить, патриарх «сносил» с пути. Так, коломенский епископ Павел, возражавший на этом Соборе, без соборного суда был лишен сана, люто бит, сослан. От унижений он сошел с ума и скоро умер.

После ссылки и гибели Павла Коломенского движение за «старую веру» (старообрядчество) возглавили несколько клириков: протопопы Аввакум, Лонгин Муромский и Даниил Костромской, поп Лазарь Романовский, поп Никита Добрынин, по прозвищу Пустосвят, инок Епифаний, дьякон Федор и др.

Патриарх Никон боролся с новшествами, думая, что они могут вызвать раздор в народе. Однако именно его реформы вызвали раскол, поскольку часть московского народа восприняла их как новшества, посягающие на веру. Церковь раскололась на «никонианцев» (церковная иерархия и большая часть верующих, привыкших подчиняться) и «старообрядцев». Староверы прятали книги. Светские и духовные власти преследовали их.

Никон неистовствовал. В 1654 году, в период отсутствие царя в Москве, люди патриарха насильно вламывались в дома московских жителей — посадских, купцов, дворян и даже бояр. Они забирали из «красных углов» иконы «еретического письма», выкалывали образам глаза и носили изуродованные лики по улицам, читая указ, который грозил отлучением от церкви всем, кто пишет и хранит подобные иконы. «Неисправные» иконы жгли.

Во времена реформ Никона горели не только иконы и книги, но и люди. Инквизиция шагала не только по просторам Европы; и Русь, к сожалению, затронула не меньше. Жестоким гонениям и казням подвергались русские люди, совесть которых не могла согласиться с церковными нововведениями и искажениями. Многие предпочитали умереть, чем предать веру своих отцов и дедов.

В костры отправлялись и бояре, и крестьяне, и церковные сановники, и священники. Ну, а во времена Петра I – самозванца Великая Книжная Гарь набрала такую мощь, что на данный момент у русского народа не осталось почти ни одного оригинального документа, летописи, рукописи, книги. Петр I с широким размахом продолжил дело Никона в стирании памяти русского народа. У сибирских старообрядцев существует предание, что при Петре I одновременно было сожжено столько старопечатных книг, что после этого из кострищ выгребли 40 пудов (что равно 655 кг!) расплавленных медных застежек.

Вожди старообрядцев — протопопы Аввакум и Даниил, писали челобитные царю, но, видя, что Алексей не защищает «старину», объявили скорый приход конца света, потому что явился в Россию Антихрист. Царь и патриарх — «два рога его». Спасутся лишь мученики старой веры. Родилась проповедь «очищения огнем». Раскольники запирались в церквах целыми семьями и сжигали себя, чтобы не служить Антихристу. Старообрядчество захватило все слои населения — от крестьян до бояр.

Черный собор. Восстание соловецкого монастыря против новопечатных книг в 1666 году

Черный собор. Восстание соловецкого монастыря против новопечатных книг в 1666 году (картина художника С. Милорадовича)

От гонений ревнители старой веры бежали в леса, объединялись в общины, основывали в глуши скиты. Не признавший никонианства Соловецкий монастырь находился в осаде семь лет (1668-1676), пока воевода Мещериков с войсками не взял его приступом. В период осады и затем, после взятия монастыря, было убито и казнено около 400 старообрядцев.

В 1672 году при штурме Палеостровского монастыря погибло от 2000 до 3000 старообрядцев. Согласно старообрядческой точке зрения (изложенной в начале XVIII века), старообрядцы заперлись в церкви, а затем сгорели, из-за пожара при обстреле церкви новообрядцами. Согласно новообрядческой точке зрения (изложенной в середине XIX века) при осаде монастыря правительственными войсками старообрядцы сами устроили самосожжение.

Боярыня Морозова (Соковина) Феодосия Прокопьевна (1632-1675) собирала вокруг себя раскольников, переписывалась с протопопом Аввакумом, посылала ему деньги. В 1671 году она была арестована, но ни пытки, ни уговоры не заставили ее отказаться от своих убеждений.

Боярыня Морозова (картина художника В. Сурикова)

Боярыня Морозова (картина художника В. Сурикова)

В конце 1674 года боярыня Морозова, ее сестра Евдокия Урусова и их сподвижница жена стрелецкого полковника Мария Данилова были приведены на Ямской двор, где пытками на дыбе их пытались переубедить в верности старообрядчеству. По распоряжению царя Феодосия Морозова с сестрой высланы в Боровск, где были заточены в земляную тюрьму в Боровском городском остроге, а 14 их слуг за принадлежность к старой вере в конце июня 1675 года сожгли в срубе. В сентябре 1675 года Евдокия Урусова скончалась от истощения. В ноябре 1675 года боярыня Морозова также была уморена голодом в земляной тюрьме.

Святая благоверная княжна Анна Кашинская

Святая благоверная княжна Анна Кашинская

В 1677 и в 1678 году на Малом и Большом церковных поместных соборах Русской церкви была деканонизирована благоверная княгиня Анна Кашинская (в схиме монахиня София) за то, что рука княгини, скончавшейся в XIV веке, изображала двоеперстие, а ее открытые мощи лежали в соборе города Кашина для всеобщего поклонения. Она была объявлена не святой, мощи закопали и запретили служить ей службу, оставив только панихиды, а храм в честь княгини переименовали. Причем сначала, приезжая комиссия из нескольких человек в Кашине закопала мощи и объявила её не святой, закрыла церковь, отобрали иконы с изображением святой Анны, а затем задним числом провели два собора. Анну Кашинскую только в 1649 году на церковном поместном соборе Русской церкви причислили к лику святых, затем торжественно в присутствии всей царской семьи и при большом стечении народа перенесли нетленные мощи в кафедральный собор (царь дважды ездил в Кашин в 1649 и в 1650 году: на открытие и на перенесение мощей), написали святые иконы с её изображением, которые стояли в церкви для поклонения, написали церковную службу Анне, которую служили и молились святой Анне, в честь Анны называли новокрещаемых детей.

В 1681 году Новый Церковный Собор признал необходимой совокупную борьбу духовной и светской властей с усиливавшимся «расколом», просил царя подтвердить постановления Большого Московского собора 1667 года об отсылке упорствующих раскольников к градскому суду, постановил отбирать старопечатные книги и взамен их выдавать исправленные, установил надзор за продажей тетрадей, которые, под видом выписок из священного Писания, содержали в себе хулы на книги церковные.

Сожжение протопопа Аввакума (картина художника П. Мясоедова)

Сожжение протопопа Аввакума (картина художника П. Мясоедова)

14 (24) апреля 1682 года в Пустозерске были заживо сожжены протопоп Аввакум и три его товарища по тюремному заточению. Протопоп Аввакум в момент сожжения, по преданию, предсказал близкую смерть царю Федору Алексеевичу.

27 апреля (7 мая) 1682 года в возрасте 20 лет скончался царь Федор Алексеевич, не сделав распоряжения относительно престолонаследия. Вопрос о престолонаследии вызвал волнения, разрешившиеся решением о венчании на царство одновременно двух царей — малолетних Ивана V и Петра I при регентстве их старшей сестры Софьи Алексеевны.

Старообрядцы считали себя православными и не расходились с православной церковью ни в одном догмате веры. Поэтому патриарх звал их не еретиками, а только раскольниками. Церковный Собор 1666-1667 годов предал раскольников проклятию за непокорность. Ревнители же старой веры перестали признавать отлучившую их церковь.

Жалел ли Никон о содеянном? Быть может. В конце своего патриаршества в беседе с Иваном Нероновым, бывшим вождем раскольников, Никон бросил: «и старые и новые книги добры; все равно, по каким хочешь, по тем и служишь…»

Но церковь уже не могла уступить непокорным мятежникам, а те уже не могли простить церковь, посягнувшую на «святую веру и старину».

Опала Патриарха Никона

А как сложилась судьба самого Патриарха Никона? Великий государь патриарх Никон искренне верил, что его власть выше царской. Отношения с мягким и уступчивым — но до известного предела! — Алексеем Михайловичем становились напряженными, пока, наконец, обиды и взаимные претензии не завершились ссорой. Никон удалился в Новый Иерусалим (Воскресенский монастырь), надеясь, что Алексей будет молить его вернуться. Время шло… Царь молчал. Патриарх направил ему раздраженное письмо, в котором сообщал, насколько все дурно в Московском царстве. Терпение Тишайшего царя было не безграничным, и никто не мог подчинить его своему влиянию до конца.

Рассчитывал ли патриарх, что его будут просить вернуться? Собор 1666-1667 годов с участием двух восточных патриархов предал анафеме (проклятию) староверов и вместе с тем лишил Никона сана за самовольный уход с патриаршества. Никона сослали на север в Ферапонтов монастырь. В Ферапонтовом монастыре Никон лечил больных и выслал царю список излеченных.

Но вообще он скучал в северной обители, как скучают все сильные и предприимчивые люди, лишенные активного поприща. Находчивость и остроумие, которые отличали Никона в добром настроении, часто сменялись чувством обиженного раздражения. Тогда Никон уже не мог отличить настоящих обид от им же выдуманных. Историк Ключевский рассказывал следующий случай. Царь слал бывшему патриарху теплые письма и подарки. Однажды от царских щедрот в монастырь прибыл целый обоз дорогой рыбы — осетров, лососей, севрюг и т.д. «Никон ответил упреком Алексею: зачем де не прислал яблочек, винограду в патоке и овощей?»

Здоровье Никона было подорвано. «Теперь я болен, наг и бос, — писал царю бывший патриарх. — Со всякой нужды… оцынжал, руки больны, левая не подымается, на глазах бельма от чада и дыма, из зубов кровь идет смердящая… Ноги пухнут…» Алексей Михайлович несколько раз приказывал облегчить содержание Никона. Умер царь раньше Никона и перед смертью безрезультатно просил у Никона прощения.

После смерти Алексея Михайловича (1676 год) гонения на Никона усилились, его перевели в Кириллов монастырь. Но потом сын Алексея Михайловича царь Федор решил смягчить участь опального и велел отвезти его в Новый Иерусалим. Никон не выдержал этой последней поездки и умер в пути 17 августа 1681 года.

Историк Ключевский о реформе Патриарха Никона

«Никон не перестраивал церковного порядка в каком-либо новом духе и направлении, а только заменял одну церковную форму другой. Самую идею вселенской церкви, во имя которой предпринято было это шумное дело, он понял слишком узко, по-раскольничьи, с внешней обрядовой стороны, и не сумел ни провести в сознание русского церковного общества более широкого взгляда на вселенскую церковь, ни закрепить его каким-либо вселенским соборным постановлением и завершил все дело тем, что в лицо обругал судивших его восточных патриархов султанскими невольниками, бродягами и ворами: ревнуя о единении церкви вселенской, он расколол свою поместную.

Основная струна настроения русского церковного общества, косность религиозного чувства, слишком крепко натянутая Никоном, оборвавшись, больно хлестнула и его самого, и правящую русскую иерархию, одобрившую его дело. < …> Церковная буря, поднятая Никоном, далеко не захватила всего русского церковного общества. Раскол начался среди русского духовенства, и борьба в первое время шла собственно между русской правящей иерархией и той частью церковного общества, которая была увлечена оппозицией против обрядовых новшеств Никона, веденной агитаторами из подчиненного белого и черного духовенства. < …>

Подозрительное отношение к Западу распространено было во всем русском обществе и даже в руководящих кругах его, особенно легко поддававшихся западному влиянию, родная старина еще не утратила своего обаяния. Это замедляло преобразовательное движение, ослабляло энергию нововводителей. Раскол уронил авторитет старины, подняв во имя ее мятеж против церкви, а по связи с ней и против государства. Большая часть русского церковного общества теперь увидела, какие дурные чувства и наклонности может воспитывать эта старина и какими опасностями грозит слепая к ней привязанность. Руководители преобразовательного движения, еще колебавшиеся между родной стариной и Западом, теперь с облегченной совестью решительнее и смелее пошли своей дорогой».

В.О. Ключевский. Курс русской истории. Лекция LV

Из именного Высочайшего Указа Николая II «Об укреплении начал веротерпимости», 17 апреля 1905 года

«В постоянном, по заветам Предков, общении со Святою Православною Церковью неизменно почерпая для Себя отраду и обновление сил душевных, Мы всегда имели сердечное стремление обеспечить и каждому из Наших подданных свободу верования и молитв по велениям его совести. Озабочиваясь выполнением таковых намерений, Мы в число намеченных в указе 12 минувшего Декабря преобразований включили принятие действительных мер к устранению стеснений в области религии.

Ныне, рассмотрев составленные, во исполнение сего, в Комитете Министров положения и находя их отвечающими Нашему заветному желанию укрепить начертанные в Основных Законах Империи Российской начала веротерпимости, Мы признали за благо таковые утвердить.

Признать, что отпадение от Православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию и не должно влечь за собою каких-либо невыгодных в отношении личных или гражданских прав последствий, причем отпавшее по достижении совершеннолетия от Православия лицо признается принадлежащим к тому вероисповеданию или вероучению, которое оно для себя избрало. < …>

Разрешить христианам всех исповеданий принимаемых ими на воспитание некрещенных подкидышей и детей неизвестных родителей крестить по обрядам своей веры. < …>

Установить в законе различие между вероучениями, объемлемыми ныне наименованием «раскол», разделив их на три группы: а) старообрядческие согласия, б) сектантство и в) последователи изуверных учений, самая принадлежность к коим наказуема в уголовном порядке.

Признать, что постановления закона, дарующие право совершения общественных богомолений и определяющие положение раскола в гражданском отношении, объемлют последователей как старообрядческих согласий, так и сектантских толков; учинение же из религиозных побуждений нарушения законов подвергает виновных в том установленной законом ответственности.

Присвоить наименование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых ею обрядов и отправляют свое богослужение по старопечатным книгам.

Присвоить духовным лицам, избираемым общинами старообрядцев и сектантов для отправления духовных треб, наименование «настоятелей и наставников», причем лица эти, по утверждении их в должностях надлежащею правительственною властью, подлежат исключению из мещан или сельских обывателей, если они к этим состояниям принадлежали, и освобождению от призыва на действительную военную службу, и именованию, с разрешения той же гражданской власти, принятым при постриге именем, а равно допустить обозначение в выдаваемых им паспортах, в графе, указывающей род занятий, принадлежащаго им среди этого духовенства положения, без употребления, однако, православных иерархических наименований.

Разрешить тем же духовным лицам свободное отправление духовных треб как в частных и молитвенных домах, так и в иных потребных случаях, с воспрещением лишь надевать священнослужительское облачение, когда сие будет возбранено законом.»

Полное собрание законов Российской империи: Собр. 3-е. T.XXV: 1905. Спб., 1908. (Цит. из старообрядческой газеты Остров веры. 2005, №-2)

Геополитические последствия церковных реформ патриарха Никона

шарж - церковная реформаМногие исследователи церковных реформ патриарха Никона практически не затрагивали ее геополитических последствий, уделяя основное внимание богословским вопросам и обряду. Между тем последствия реформы были столь значительны, что продолжают отражаться на судьбах русского народа до настоящего времени. «Что есть русская вера?», «что такое русское православие?», «какова духовная миссия России в мире?», «что представляет русский народ в мировой истории и какова цель его существования?» — на эти вопросы и сейчас нет ясных и четких ответов, без которых трудно строить и определять будущее народа и государства.

Более трех веков назад протопоп Аввакум точно определил геополитический смысл реформ, приведших к расколу: «да устроят все по-фряжскому, сиречь по-неметцкому. Ох, ох, бедныя! Русь, чего-то тебе захотелося немецких поступов и обычаев!». Как видим, он вообще не упоминает о православных греках, под знаком вероучения которых проходили церковные реформы патриарха Никона. Этот великий мыслитель прекрасно отдавал себе отчет в том, что уцелевшие после падения Константинополя беженцы-греки в Западной Европе оказались под сильным влиянием католичества (латинства) и, в определенной степени, стали являться в России проводниками западного влияния.

Таким образом, по мнению некоторых противников церковной реформы Никона, она является крупной идеологической и геополитической диверсией Запада против православной России; диверсией, которая готовилась тщательно и задолго еще до падения духовной наставницы Древней Руси — Восточной Римской империи (Византии).

После захвата и разграбления крестоносцами Константинополя в 1204 году последняя неизбежно клонилась к упадку и даже Флорентийская уния 1439 года, объявившая о соединении католической и православной ветвей христианства, не спасла ее от гибели, но способствовала усилению экспансионистской политики папского престола и Запада в целом в отношении Руси — последнего независимого православного государства.

Поскольку к Московскому царству перешла духовная миссия павшей Византийской империи, то теперь и она, как ранее Византия, стала главным духовным и геополитическим врагом Запада, врагом, которого было необходимо покорить. Еще в XVI веке иезуит А. Поссевино в своих исторических сочинениях о России отдельную главу так и назвал — «трудности, перспективы и способы введения в Московию католической религии». Как известно, прямая агрессия Запада против Руси в начале XVII века не достигла своей цели, и Русь покорить не удалось, поэтому, по мысли А. Поссевино, решить эту задачу было возможно только через русский правящий слой.

Для достижения этой цели было необходимо, чтобы главнейшие позиции в государстве и в русской церкви занимали ставленники Ватикана. Как отметил митрополит Московский Платон (Левшин) в XVIII веке, «…называют Поссевина, который младых отроков Российских дворян хотел каким-либо образом уловлять, дабы они у них в Польше и Вильне обучались наукам, де их наиболее располагать к Папской вере, а через них, де, можно будет и в России успех в том иметь».

Результаты столь мощного религиозного и идеологического давления Запада, безусловно, отразились на моральных ценностях и политических стремлениях господствующего класса России. Преклонение перед Европой, и как следствие европоцентризм в мировоззрении, стали отличительными чертами многих его представителей, в том числе и среди духовенства. Они, в сущности, и способствовали усилению в России иностранного влияния. Так Ю. Крижанич в Вене в 1658 году во время встречи с московским посланником Яковом Лихаревым выяснил, что русские послы за границей набирали иноземцев, желавших поступить на царскую службу, обещая им царское жалованье, «какого у них и на уме нет». Крижанич явился к ним с предложением своей службы царю. Количество таких «агентов влияния» Запада, приехавших в Россию по приглашению самих русских, было значительным, хотя в истории остались имена лишь немногих из них.

Способствовало этой экспансии то обстоятельство, что с середины XVII века экономическая зависимость России от Запада, особенно от Англии, Голландии и земель Северной Германии, то есть стран, где победило лютеранство, стала резко нарастать. Если учитывать, что традиционная политика «разделяй и властвуй», политика дробления и разрушения крупных континентальных государственных образований весьма характерна для морских и торговых стран, в частности Великобритании, то Россия вполне ощутила на себе ее последствия. «Уже на Земском соборе 1642 года московские люди жалуются на свое обнищание и приписывают его главным образом тому, что вся торговля захвачена иностранцами». И хотя позже в России удалось потеснить иностранцев с внутреннего рынка, внешняя торговля по-прежнему оставалась в руках европейских купцов.

Для продолжения экономического порабощения России и в дальнейшем превращения ее в зависимую и колонизируемую территорию требовалось внести смуту и раскол в то, что объединяло народ в наибольшей степени — в его веру, причем внести руками самих русских. Это есть основная геополитическая причина церковных реформ патриарха Никона, о характере которой с такой ясностью завил протопоп Аввакум. Историков, особенно далеких от богословских дискуссий, всегда поражала их кажущаяся внешняя бессмысленность и бесполезность. На это, в частности, указывал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев): «Не один историк останавливался в недоумении перед трудным вопросом: как столь ничтожная причина могла породить столь великие следствия, влияние которых мы испытываем до сих пор на себе?». И, конечно, можно согласиться с митрополитом, что исправление богослужебных книг явилось лишь поводом к церковному расколу.

Таким образом, основной причиной церковного раскола явилось усиление прозападной ориентации правящего класса России, что привело к тому, что на Московском (его часто называют «разбойничьем») поместном соборе 1666-1667 годов была подорвана и в значительной мере искажена русская православная традиция, и весь строй жизни был направлен в иное русло.

В ХХ веке один из видных деятелей евразийства князь Н.С. Трубецкой и другие сторонники данного учения полностью признали истинность суждений протопопа Аввакума, в частности, ошибочность редакции русских богослужебных книг по новогреческим образцам.

Следом за Никоном реформой православия занялся Петр I. Во время его правления в русской церкви было упразднено патриаршество, отменены соборы, главой церкви был объявлен император, создан постоянно действующий Синод — бюрократическое учреждение, которое возглавлял назначенный царем чиновник.

Такое новое устройство полностью разрушило древнерусский канонический строй церковной жизни и Россия постепенно, под влиянием оторвавшегося от своих корней вестернизированного господствующего класса, попадала в зависимость от Запада. Даже громкие победы русского оружия далеко не всегда служили национальным интересам России, о чем с горечью вынужден был признать в эмиграции великий князь Александр Михайлович, один из представителей «антинациональной», по выражению Н.С. Трубецкого, династии Романовых-Гольштейн-Готторп.

Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский  и его сын Карл Петер Ульрих Гольштейн-Готторпский (Петр III)

Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский (слева) и его сын Карл Петер Ульрих Гольштейн-Готторпский (Петр III)

Ведь, как хорошо известно, династия русских царей Романовых, по сути, прервалась уже на Петре I. После него не осталось наследников мужского рода. Взошедший на престол за своей теткой, Елизаветой, Петр III, сын второй дочери Петра I, Анны и немецкого герцога Карла Фридриха Гольштейн-Готторпского именовался с рождения Карл Петер Ульрих Гольштейн-Готторпский. И именно его потомки, династия, по генеалогическим правилам именуемая Гольштейн-Готторп-Романовской, далее правила Россией.

Это дало основание Ф.М. Достоевскому написать в своем знаменитом произведении «Бесы»: «Весь верхний слой России кончили тем, что переродились в немцев, и оторвавшиеся окончили любовью к немцам и презрением и ненавистью к своим… Коренные русские возненавидели свой народ».

На закате своего существования в экономическом отношении Российская империя находилась в довольно серьезной экономической зависимости от Запада. Иностранный капитал перед Первой мировой войной контролировал большую часть добычи полезных ископаемых (до 90% добычи платины, около 80% руд черных металлов и т.д.), экспорт хлеба превышал 50% от объема общего российского экспорта. Россия фактически не имела собственного торгового флота. Ее поражение в Первой мировой войне, последующие революции и гражданская война явились закономерным следствием постепенной деградации российской государственности и российского общества, что особенно болезненно отразилось на главном сословии страны — ее крестьянстве.

Деградацию народа в духовном отношении в ХХ веке отметил епископ Андрей (князь Ухтомский): «Почему… наши раскольники несравненно устойчивее и сильнее в культурном отношении? Именно потому, что раскольники живут приходскою самоопределяющейся общиною, а наша деревня влачит свое существование только по распоряжению начальства. Раскольническую общину объединяет любимый храм или часовня, а нашу православную деревню объединяла до последнего времени казенная винная лавка…».

Вот горький геополитический итог отречения от своей истории и своих духовных основ.

Позиция современной Русской Православной Церкви

Собор Русской Православной Церкви 1971 года признал старые и новые обряды абсолютно равноправными, равночестными и равноспасительными.

Заключение

Уходить в старообрядчество прихожанам Русской Православной Церкви, конечно, вряд ли стоит по той простой причине, что те не признают троеперстия, и требуют перекрещивания, что фактически является хулой на Духа Святого, ибо крещение дается единожды. Вполне возможно, Истина кроется в единоверчестве, но не в том, которое стремится подчинить Старообрядчество официальной Церкви, и наоборот, а в том, которое избегает уний.

Патриарх ИринейНужно искать Царскую Середину. Необходимо возродить ту самую дораскольную, Единую Нераздельную Церковь, ту Церковь где не было ни никониан, ни старообрядцев, а был единый Православный Русский Народ и была единая Святая Русь!

Добавить комментарий